Столетняя война продолжается. Кампании Генриха V. Часть 20-я. Медовый месяц с мечом в руке.

Продолжение. Предыдущую публикацию можно прочесть ЗДЕСЬ.

Официальная церемония обручения Генриха V и Екатерины Валуа произошла в день подписания договора в Труа – 21 мая 1420 года. Спустя двенадцать дней – 2 июня в церкви Святого Иоанна состоялось бракосочетание английского короля и французской принцессы. Торжественный обряд был проведён с соблюдением всех правил, требований и предписаний, как английского, так и французского варианта церемониала.

Хотя финансовые дела Генриха V находилась в расстроенном состоянии, монарх не поскупился на организацию пышного празднества. После свершения всех церковных формальностей молодожёны под приветственные и восторженные крики толпы сели в брачную карету, запряженную восьмеркой белоснежных лошадей, специально подобранных и доставленных прямиком из Англии, и совершили свадебный променаж. Как записал один из хронистов, «этот памятный день завершился большим праздничным застольем, опорожнением чаш с вином и освящением брачного ложа».

Медовый месяц английского монарха длился всего два дня. Договор, заключенный в Труа, был ратифицирован, а тексты его разосланы по всем крупным и значимым городам Франции. Однако местная знать, духовенство, а также городские коммуны земель и провинций, которым надлежало отойти под власть английской короны после смерти Карла Безумного, что слабел и дряхлел на глазах, не спешили изъявлять свою покорность Генриху V и становиться его подданными.

Ещё пару недель назад дофин для многих французов был всего лишь юнцом неопытным в вопросах большой политики и лишенным военных дарований, которого обвиняли в вероломном убийстве Жана Бесстрашного. Однако после ратификации условий договора, подписанного в Труа психически недееспособным Карлом VI, дофин оказался главной и единственной фигурой государственного масштаба, способной предотвратить распад Франции и переход значительной части её территорий под постоянную и суверенную власть английской короны.

Наталия Ивановна Басовская – доктор исторических наук, профессор, признанный отечественный историк-медиевист и специалист по истории Средних веков Западной Европы относительно ситуации, в которой оказался Генрих V сразу после своего бракосочетания, делает следующий обоснованный вывод: «Договор, заключенный в Труа, создал очередную в истории Столетней войны юридическую иллюзию ее завершения. Конкретная ситуация во Франции была далека от соответствия букве этого документа.

"Регенту и наследнику Французского королевства", которым был провозглашен Генрих V, предстояло добиваться реального подчинения страны. События, последовавшие за подписанием мира в Труа, показали, насколько нелегка эта задача. С одной стороны, английскому королю противостояла "партия дофина", патриотическая программа которой делала ее реальной силой, с другой – растущее массовое сопротивление широких слоев населения Франции»[1].

Первым делом английский монарх со своей армией направился к городу Санс расположенному в 64 км к западу от Труа. После шести дней осады городские власти и гарнизон Санса капитулировали. 22 июня англичане, объединившись с бургундским войском, приведенным Филиппом Добрым, подошли к стенам Монтро. На следующий день после яростного штурма городские кварталы были захвачены, а 1 июля капитулировали остатки гарнизона, засевшие в цитадели.

По распоряжению Филиппа III тело его отца, погребенное на местном кладбище после убийства десятимесячной давности, было извлечено из могилы, окутано дорогими тканями, после чего помещено в свинцовый гроб, обсыпано солью и умащено благовониями. Останки Жана Бесстрашного перевезли в Дижон и перезахоронили в родовой усыпальнице герцогов Бургундских.

От Монтро 20-тысячная англо-бургундская армия двинулась к соседнему городу Мелён, расположенному в 48 км к юго-востоку от Парижа. Этот небольшой городок, на первый взгляд показавшийся лёгкой и быстрой добычей, оказался «очень крепким и твёрдым орешком». Планировка и застройка Мелёна была такова, что городской центр вместе с цитаделью располагался на маленьком островке, окруженном со всех сторон водами реки Сены. С обоими берегами этот островок соединяли хорошо укрепленные и надёжно защищенные мосты. Гарнизон Мелёна насчитывал 700 человек, которыми командовал капитан гасконец сир Арно Гийом де Барбазан. В защите мостов и обороне острова участвовали также ещё несколько сотен местных ополченцев.

9 июля англичане разбили свой лагерь на западном берегу Сены, а бургундский герцог – на восточном. Генрих V задействовал свою артиллерию, которая била без устали день и ночь. Самой мощной английской пушкой была гигантская бомбарда, носившая гордое и звучное имя собственное – «Лондон». Однако из-за удаленности береговой полосы, на которой находились орудия и крепостных стен, приблизиться к которым не позволяла река, обстрелы не принесли желаемого результата. Стены Мелёна с честью выдержали удары каменных ядер и свинцовой дроби.

Не удалось англичанам и прорыть подкоп под внешние крепостные стены. Несмотря на изначальную большую глубину тоннеля воды Сены из всех щелей и отверстий быстро наполняли подземные галереи, обрушая их потолки и своды, а также превращая в гигантские бурлящие водостоки. Спустя месяц после начала осадных работ Филиппу Доброму надоело томительное ожидание, и он повёл своих воинов на штурм восточного моста. Эту атаку осажденные отразили успешно, грамотно и хладнокровно, нанеся нападавшим большой урон.

Английскому королю ничего не оставалось, как прибегнуть к тактике измора. Но перед этим Генрих V попытался морально воздействовать на жителей и защитников Мелёна. Дело в том, что за время осады в соседний городок Корбейл прибыла новоиспеченная английская королева Екатерина, а также её невменяемый отец – Карл Безумный в качестве «почётного гостя и свидетеля законности происходящего».

В английском лагере находился ещё один ценный «почётный невольник» – шотландский король Яков I. Четырнадцать лет назад – в марте 1406 года тогда ещё принц Яков направился во Францию по настоянию отца, чтобы получить достойное образование. В водах Северного моря английские пираты захватили корабль, на котором находился Яков, передав его Генриху V. Узнав о пленении сына, Роберта – тогдашнего короля Шотландии хватил сердечный приступ, и он скоропостижно скончался. Так, юный принц, находившийся в английском плену, стал королём под именем Яков I.

Поскольку на стороне дофина сражалось достаточно большое число шотландских наёмников, дальновидный Генрих V рассудил, что пленный монарх ему может пригодиться. И вот, такой случай настал. Среди бойцов гарнизона Мелёна было несколько десятков шотландских воинов. Английский король попросил или заставил Якова I обратиться к своим подданным с требованием прекратить сопротивление и сдаться в обмен на жизнь. Шотландские наёмники отказались выполнить требование, сославшись на то, что «устами их короля Якова, скованного цепями узника, говорит английский узурпатор».

Тогда по распоряжению Генриха V на расстояние видимости к берегу Сены в один из дней подвели Карла Безумного, облаченного в королевские одеяния. Он, как и его шотландский коллега, обратился к своим подданным – французским воинам и жителям Мелёна, призывая всех прекратить сопротивление «своему сыну и наследнику Генриху». Арно де Барбазан от имени своих бойцов ответил, что он и его люди чтят Карла VI, как своего законного и единственного короля, но пока он в плену, они не преклонят колени перед государем английским.

Мелён не был готов к длительной осаде. Продовольствие в городе очень быстро закончилось, и начался голод, к которому присоединилась отвратительная дождливая осенняя погода и инфекционные заболевания. Английский лагерь, расположенный близко к берегу реки, превратился в раскисшее болото. Давний бич армии Генриха V – вездесущая и неискоренимая дизентерия за время осады унесла больше жизней английских солдат, чем их погибло в битве при Азенкуре. У герцога Бургундского были проблемы иного рода. Его войско сократилось на треть из-за дезертирства, принявшего повальные масштабы.

И всё-таки, Мелён был обречён. На четвёртый месяц осады едва в городе исчезла совсем. Все домашние и бродячие животные были съедены. В пределах городской черты не осталось ни одного грызуна, птицы, пучка травы или корня. Истощенные и доведенные до отчаяния голодом, жители и гарнизон Мелёна капитулировали 18 ноября 1420 года.

Генрих V объявил, что милует жителей и защитников города, сохраняя им жизни, однако, за свободу свою всем взрослым горожанам пришлось внести определенную сумму выкупа. Те, кто не смог полностью заплатить за свою свободу, оставались в положении пленников до внесения всей стоимости выкупа. Таковых оказалось более 600 человек. Все они были отправлены в Париж. Многие из них умерли по пути или находясь в неволе.

Подробности о судьбе пленников в одной из своих хроник сообщает французский историк и священник Жан Жювенель дез Юрсен: «Заложники и все остальные их пленные были доставлены в Париж на лодках. Некоторые были помещены в Бастилию, другие в Пале, Шатль, Тампль и другие тюрьмы... Некоторых сажали в глубокие ямы, особенно в Шатле и оставляли там умирать голодной смертью. А когда те просили подать им еды и плакали от голода, люди швыряли им солому и называли собаками. Все это было большим бесчестием для короля Англии»[2].

Шотландских наёмников английский монарх сразу же приказал всех до единого повесить за дерзкие речи и строптивость. Виселица ожидала и капитана гарнизона. По мнению Генриха V, строптивый Арно де Барбазан дважды изменил своему рыцарскому долгу. Будучи гасконцем по происхождению, де Барбазан был обязан служить Генриху V – правителю Гаскони. Состоя на службе у короля Франции, капитану надлежало подчиниться приказу Карлу Безумного, призывавшего гарнизон сложить оружие.

Арно Гийом де Барбазан оказался не только опытным военачальником, но и ещё более ушлым и находчивым переговорщиком и знатоком рыцарских обычаев и традиций. Сметливый гасконец заявил королю Англии, что тот не может осудить на казнь соратника по оружию. Дело в том, что во время одной из вылазок, капитан де Барбазан лично возглавил нападение на английский лагерь.

В свою очередь, услышав шум ночного боя, Генрих V со своими телохранителями лично поспешил к месту схватки и вмешался в неё. В ходе этого суматошного сражения при свете факелов, не принёсшего никакой выгоды нападавшим, Арно Гийом несколько раз скрестил свой меч с мечом английского короля, после чего был оттеснён его телохранителями.

Этого эпизода оказалось достаточно, чтобы (согласно давних рыцарских традиций и неписаных, но строго соблюдаемых правил) гасконский капитан и правитель Англии считались соратниками по оружию (рыцарями скрестившими мечи на поле боя или в честном поединке, но так и не выявившими победителя). Тот же рыцарский кодекс чести запрещал осуждать такого рода «соратника» («побратима»), даже если он находился в стане противника, на смертную казнь через повешение или отсечение головы[3].

Генрих V на протяжении всей своей жизни свято чтил кодекс рыцарской чести и доблести. Он счёл доводы де Барбазана обоснованными и отменил казнь, заменив её пожизненным заключением в клетке, которую поместили в самом злачном и мрачном подземелье Бастилии. Конечно, король английский мог попросить, чтобы на смерть гасконца осудил Карл Безумный (он ведь не «скрещивал мечи» с капитаном), но Генрих V не стал прибегать к подобного рода коварству и ухищрениям.

Свой собственный суд учинил и Филипп Добрый. Как в захваченном Монтро, он без промедления, лишних разбирательств и сантиментов отправлял на виселицу или плаху всех, кто был (по его мнению или убеждению) хоть как-то, пусть даже и косвенно, причастен к убийству Жана Бесстрашного. Пользуясь тем, что гнев и жажда отмщения, охватившие герцога Бургундии, превращали затеяно им судебное разбирательство в конвейер казней, многие жители Монтро и Мелёна свели счёты со своими недругами.

На виселице и плахе оказались десятки людей, не имевших никакого отношения к убийству отца Филиппа III. Бургундский герцог, прозванный Добрым, без колебаний выносил смертные приговоры даже на том основании, что обвиняемый сочувствовал «арманьякам» или недостаточно скорбел по поводу гибели Жана Бесстрашного. Казнили и многих тех, кого просто «заподозрили» или бездоказательно обвинили в симпатиях или сочувствии к дофину.

Наступившая холодная зима, принёсшая снег с дождём, большое количество больных англичан и дезертировавших бургундцев, а также отсутствие надлежащего количества запасов продовольствия и фуража заставили Генриха V и Филиппа Доброго завершить кампанию 1420 года в Мелёне. Капитулировавший город был отдан на разграбление союзным войскам. Таким привычным и распространенным способом английский король и герцог Бургундии пополнили свою казну и частично расплатились со своими воинами.

1 декабря Генрих V в сопровождении своей супруги, двух братьев – герцогов Кларенса и Глостера, Филиппа Доброго, а также французской королевской четы – Карла Безумного и Изабеллы Баварской торжественно въехал в Париж. Нынешний английский король, носивший титул «сына Карла VI и наследника французской короны», добился гораздо большего, чем его прославленный прадед – Эдуард III, которому так и не удалось побывать в столице Франции.

Генрих V оставался в Париже до самого Рождества, поселившись с молодой женой в роскошных королевских апартаментах Лувра, в то время как Карл Безумный и его неверная королева Изабелла поселились в гораздо более скромном «Отеле де Сен-Поль» – так называлась ещё не до конца достроенная и обжитая резиденция, которую возвели по распоряжению Карла V Мудрого.

В Париже английский монарх осуществил два важных мероприятия. Во-первых, Карл Безумный перед столичными Генеральными Штатами, укомплектованными исключительно сторонниками герцога Бургундского, ратифицировал договор, подписанный им в Труа, заверив парламентариев, что он поставил свою подпись добровольно и осознано.

Во-вторых, Генрих V инициировал судебный процесс по делу об убийстве Жана Бесстрашного. На эти разбирательства дофин был вызван в качестве обвиняемого. Разумеется, Карл де Валуа на слушания не явился в назначенный ему день. Именно этого и добивался дальновидный и расчётливый правитель Англии.

Теперь он вполне обосновано и на законных основаниях от имени Карла Безумного объявил, что Карл де Валуа, повинный в убийстве Жана Бесстрашного более не может носить высокое звание дофина. Бывший наследник французского престола был объявлен вне закона и заочно приговорён к пожизненному изгнанию из пределов Французского королевства с лишением всех прав, титулов, владений и имущества.

27 декабря 1420 года Генрих V и его супруга покинули Париж, намереваясь вернуться в Англию. Однако по пути в Анфлёр монарху пришлось на два месяца задержаться в Руане, чтобы привести в порядок новую систему налогообложения Нормандии. Война продолжалась, казна стремительно пустела, а для новой кампании будущего года финансы требовались уже сейчас.

Только 1 февраля 1421 года Генрих V и королева Екатерина прибыли в порт Дувра, где им была устроена пышная торжественная встреча. Спустя три недели королевскую чету с ещё большим размахом и помпезностью встречали в Лондоне. На следующий день Екатерину Французскую торжественно короновали в Вестминстерском аббатстве.

Монаршая чета, чьим сыновьям-наследникам предстояло объединить под сенью своего правления Англию и Францию, была на пике народной популярности. Казалось, что самые смелые и заветные мечты молодожёнов исполнились в полном объёме, и никакая причина не сможет помешать их светлому и славному будущему.

[1] - Басовская Н. И. Столетняя война: леопард против лилии. – М.: Астрель: АСТ, 2010. С. 303.

[2] - Ursin, Jean Juvénal des. Histoire de Charles VI. Roy de France, et des choses mémorables advenues durant quarante-deux années de son regne depuis 1380 jusqu'en 1422. – Paris: Imprimerie royale, 1653. Р. 561.

[3] - Корриган Г. Столетняя война. Великое и славное приключение. – М.: АСТ, Neoclassic, 2015 [электронная версия] // Электронная библиотека «Лит Мир». 2019-2023. URL: https://litmir.club/br/?b=242736&p=62 [дата обращения 28.08.2023];

- Сьюард Д. Генрих V / Пер. с англ. Т. Н. Замиловой. – Смоленск: «Русич», 1996. С. 267.

ПОЛНОСТЬЮ ПРОЧЕСТЬ ПУБЛИКАЦИИ ЦИКЛА «Столетняя война продолжается. Кампании Генриха V» МОЖНО ЗДЕСЬ:

Часть 1-я. Шаткое равновесие нарушено.

Часть 2-я. Подготовка к вторжению.

Часть 3-я. Жребий брошен.

Часть 4-я. Осада Арфлёра.

Часть 5-я. По стопам знаменитого прадеда.

Часть 6-я. Все дороги ведут к Азенкуру.

Часть 7-я. Битва при Азенкуре. Хмурое утро.

Часть 8-я. Битва при Азенкуре. Травля французского зверя.

Часть 9-я. Битва при Азенкуре. Кровавые миражи Креси и Пуатье.

Часть 10-я. Битва при Азенкуре. Вопреки всем преградам, смерит и здравому смыслу.

Часть 11-я. Битва при Азенкуре. Кульминация бойни в грязи.

Часть 12-я. Битва при Азенкуре. Реквием по французскому рыцарству.

Часть 13-я. Битва при Азенкуре. Победители и побежденные.

Часть 14-я. Возврат к исходной точке противостояния.

Часть 15-я. И снова к берегам Нормандии!

Часть 16-я. Покорение Кана.

Часть 17-я. Грозная поступь непобедимого завоевателя.

Часть 18-я. Падение Руана.

Часть 19-я. Примерка французской короны.

Часть 20-я. Медовый месяц с мечом в руке.

Часть 21-я. Третья экспедиция во Францию.

Часть 22-я. Последняя победа.

Часть 23-я. И короли бывают внезапно смертны.

Часть 24-я. Наследник и наследие.

Все изображения, использованные в статье, взяты из открытых источников яндекс картинки https://yandex.ru/images/ и принадлежат их авторам. Все ссылки, выделенные синим курсивом, кликабельны.

Всем, кто дочитал эту статью, большое спасибо! Отдельная благодарность всем, кто оценил изложенный материал! Если Вы хотите изложить свою точку зрения, дополнить или опровергнуть представленную информацию, воспользуйтесь комментариями. Автор также выражает искреннюю признательность всем, кто своими дополнениями, комментариями, информативными сообщениями, конструктивными уточнениями, замечаниями и поправками способствует улучшению качества и исторической достоверности публикаций.

Если Вам понравилась статья, и Вы интересуетесь данной тематикой, а также увлекаетесь всем, что связано с военной историей, то подписывайтесь на мой канал! Всем удачи, здоровья и отличного настроения!

Wiki




Грани

Грани

В мире, где информация — это ключ к власти, рождается новый гигант в онлайн-публикациях, который обещает перевернуть представление о контенте. Да-да, вы правильно прочитали! Грани — это свежий ветер перемен, который уже заявил о себе на горизонте интернета.